b1

Он, она и банкомат

Текст: ЕВГЕНИЙ КОЛЬЦОВ  |  Фото: АНДРЕЙ МОСИЕНКО

1. Он

Ему было тридцать два года, и жизнь его, в целом, удалась. Десять лет назад после «Нархоза», который он закончил на тройки, его судьба сложилась обычно – он устроился в мелкий банк на полторушку и просидел там два года без всяких перспектив. Затем на рынок зашел крупный российский банк – он забросил туда свое резюме – и его взяли почти случайно на пятерку с повышением, на должность замначальника кредитного отдела. Тогда он не стоил и этих денег, но рынок стремительно рос, персонала не хватало, а русские, как всегда, были склонны переплачивать. На откаты он подсел с первого месяца – через полгода двадцатка сверху пятерки нарисовалась сама собой. Далее...

Подарочный набор

Текст: АНТОН ФРИДЛЯНД  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

В свой тридцать пятый день рождения Матвей проснулся раньше чем обычно – около девяти утра. Если бы не звонок по мобильному, он по обыкновению провалялся бы в постели до одиннадцати, а то и дольше. Но звонили так настойчиво, раз за разом, что игнорировать эти трели было невозможно, и он взял трубку.

- Мы привезли вам подарок от Павла Поклонского, – услышал он мужской голос. – Стоим внизу, на входе. Можем занести?

Перезвонив на рецепцию, Матвей попросил пропустить визитера – точнее, визитеров, судя по множественной форме, использованной звонившим. «Что ж это за подарок такой, который в одиночку не занесешь? – думал он, одеваясь. – Пашка чудит как всегда». Далее...

«А что это на вас надето, милочка?»

Текст: ВАДИМ МЕДВЕДЕВ  |  Фото: РОМАН ГРАБЕЖОВ

Печерск Плаза» стоит к бульвару буквой П, создавая не типичное для Киева внутреннее «патио» с пространством внутреннего двора, над которым уже вовсю поработали баснословно оплачиваемые ландшафтные дизайнеры и где теперь есть и детская площадка, и японский сад, и лабиринт из подстриженных кустарников. А все потому, что то был единственный двор в Киеве, куда невозможно было заехать на машине…

Изначально владельцы дома были категорически против любого вида ресторана на первом этаже комплекса – не для того люди покупали здесь квадратные метры по лондонским ценам, чтобы вдыхать на верандах своих пентхаусов доносящийся снизу запах пиццы! Далее...

Дополнительное время

Текст: ЮРИЙ СИМОНОВ  |  Фото: АНДРЕЙ МОСИЕНКО

Последний месяц мы общались, соблюдая конспирацию: в определенное время и по дешевым мобильным телефонам, которые в случае форс-мажора не жаль и выбросить. Провести вместе хотя бы несколько часов не удавалось, а «случайные» встречи в кафе или на парковке – не в счет. Супруг – бизнесмен руки намного выше средней – окружил ее достатком и ревностью, защищая «капитал» от конкурентов. «Активом» ее вряд ли можно назвать, скорее, «пассивом», но и пассивы тоже засчитываются в капитал. А в этом я разбираюсь.

В то утро она позвонила сама. «Привет. Можем встретиться. Приходи вечером. Да, прямо домой. Он будет на стадионе, и охранники останутся при нем». Далее...

Цунами в Венеции

Текст: АНТОН ФРИДЛЯНД  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

Проснулся в районе обеда с жуткой головной болью. Биеннале закончилось вчера, а Венеция продолжается за окном моего номера, не мною оплаченного и не мною выбранного. Не представляю, каково это жить в Венеции – здесь должно быть хорошо умирать. Не хуже, чем на Васильевском острове, где собирался умереть Бродский, похороненный затем на венецианском кладбище, что на острове Сан-Микеле. А еще здесь хорошо получается страдать похмельем – особенно в конце ноября. Полдюжины бокалов шампанского, несколько коктейлей Беллини и неопределенное количество водки – все это, по нарастающей, было выпито мною на вчерашней вечеринке по случаю закрытия биеннале. Так что удивляться сегодняшнему состоянию организма не приходится. Впрочем, я и не удивляюсь. Далее...

Собрание

Текст: MAXIMILIAN  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

Поиск

И снова они отказались принимать резкое решение и переложили все на экспертную группу. Он уже и не помнил, сколько раз повторялась эта история. Но почему она происходила, понятно было давно. Слишком много пафоса, слишком много страха потерять лицо или уступить не давали возможности найти общий язык на встречах на высшем уровне.

Поэтому каждый из них предпочитал переложить все на своих людей, а потом неделями накручивать переговорщиков, добиваясь поставленной цели. В принципе, распространенная практика. И, да – за это платили хорошие деньги. Далее...

Таинственный амбал

Текст: ЛЕСЬ ПОДЕРВЯНСЬКИЙ  |  Фото: РОМАН ГРАБЕЖОВ

(Отрывок из романа)
Мы с Базилем сидели на поляне позади Фроловского монастыря на Подоле. Дикий заросший холм нависал над нами, прятался в густом перламутровом тумане, невидимые вороны кашляли в призрачных ветвях, день был свеж и длинен, как молодая змея, и вечерняя печаль еще не коснулась нас. Мы пили портвейн и ели теплую кровяную колбасу, рыжий пес пытался продать нам вращение хвоста за кусок колбасы. Я любил тогда рыжую ведьму, она была моложе меня в три раза, я знал, что потеряю ее, и каждый день был для меня последним. Обычно она звонила ночью. Далее...

Первая потеря

Текст: ВЛАДИМИР ГРАНОВСКИ  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

История, которую я хочу рассказать, произошла в нашей деревне и полностью изменила мою жизнь. В нашей деревне было все, как и положено быть в деревне: и лес, и речка, и луга, и почти не тронутый прогрессом быт. Как и многие деревни, которые не соседствовали с крупными городами, наша деревня медленно умирала. Каждое поколение стремилось сбежать в город, и детей оставалось все меньше и меньше. Но школу все же не закрывали, поскольку не всем побег из родных краев удавался. Те, кто оставался, считались неудачниками, а те, кто уезжал, считали себя дачниками. Вот такая незатейливая игра слов, но при этом именно эта, как бы незначительная разница в словах создавала между людьми, выросшими в одной деревне, культурную пропасть. Далее...

Сандалии свободы

Текст: ИРИНА КРАСИЛЬНИКОВА  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

Адель кружилась вокруг пилона, некрепко держась за него рукой. Она танцевала без напряжения, веки ее были слегка опущены, словно она смотрела куда-то вглубь себя и не думала ровным счетом ни о чем. Ее совершенно не интересовали клиенты, для которых она должна была стараться. Достаточно было того, что она была не только красивой и великолепно сложенной, но и естественной. Каждый в зале ее хотел. Она – никого. Закончив танец, Адель направилась в гримерную, ни на кого не глядя и не обращая внимания на аплодисменты, выкрики одобрения и пошлые замечания. Проходя мимо столиков шумных клиентов, она ощутила шлепок по ягодицам. Она остановилась и посмотрела ему прямо в глаза. Далее...

Прощай, Рикардо

Текст: ЮЛИЯ САВОСТИНА  |  Фото: РОМАН ГРАБЕЖОВ

Наши разговоры для меня, вечно рефлексирующей особы, иногда были сущим кошмаром. Но нам с ней всегда было интересно, мы вечно попадали в передряги, о которых обе писали в своих блогах, часто ругались и быстро мирились, то есть обладали всем необходимым для крепкой дружбы.

- Слушай, мне тут надо сделать тест-драйв машинки. Сможешь? Мне, конечно, завидно такое отдавать, но у меня реальный завал по текстам, – некорректно, зато честно предложила она.

- Саш, я не против, конечно, но где я, а где тест-драйв? Последний раз, когда я тестировала новый ML, помнишь, я его примеряла к разным профессиям и писала о мягкости кожи в салоне? Далее...

Диалоги старого философа и юной нимфоманки в его парижской мастерской

Текст: АНТОН СОЛОМУХА  |  Фото и рисунки автора

(Отрывки из книги воспоминаний)

Без каких-либо убедительных причин авторы этой книги не упоминают: некоторые места, людей, события, наблюдения и впечатления. Не из желания скрыть что-либо или фальсифицировать происходившее, но из глубокого сознания того, что все написанное, изображенное, сыгранное, в общем, созданное художником, является наиболее полным отражением действительности, в то время как реальная жизнь подобна субъективному протоколу в нашем сознании и все ее проявления не более, чем смутные отрывки отпечатков памяти участников... Далее...