b1

  • Просмотров: 1616

Текст: ЮЛИЯ САВОСТИНА  |  Фото: РОМАН ГРАБЕЖОВ

Наши разговоры для меня, вечно рефлексирующей особы, иногда были сущим кошмаром. Но нам с ней всегда было интересно, мы вечно попадали в передряги, о которых обе писали в своих блогах, часто ругались и быстро мирились, то есть обладали всем необходимым для крепкой дружбы.

- Слушай, мне тут надо сделать тест-драйв машинки. Сможешь? Мне, конечно, завидно такое отдавать, но у меня реальный завал по текстам, – некорректно, зато честно предложила она.

- Саш, я не против, конечно, но где я, а где тест-драйв? Последний раз, когда я тестировала новый ML, помнишь, я его примеряла к разным профессиям и писала о мягкости кожи в салоне?

 - Оля, это Новый Porshe Boxter! Кроме того, в прошлый раз именно твои девичьи рассуждения и понравились рекламодателю. Поэтому забирай машину, покатайся на ней недельку по городу, а потом напиши все, что ты при этом чувствовала.

- Саша, где я ее недельку буду парковать? На бордюре под окнами?

- Ну, приедешь ко мне, у меня гостевая спальня уже готова и парковка под домом.

Сашка только что переехала из своей уютной квартиры в старом доме на Подоле в новый, по слухам, респектабельный особняк на Печерске. Название его было незамысловатым, что я, как человек, разбирающийся в рекламе, отметила и оценила – «Печерск Плаза». Ну, плаза не плаза, а дом хорош.

- Я так понимаю, отказаться шансов нет, поэтому буду представлять, что у меня такой отпуск, – съязвила я, а Сашка, решив, что я уже на все согласилась, продиктовала адрес салона и велела забрать ее на новой машине в районе трех часов пополудни с работы: «По выходным я недолго работаю».

На следующее утро я приехала в салон на Столичном шоссе. Надо сказать, ничего невероятного в тачке за 120 тысяч евро для меня не было. Я одинаково равнодушно отношусь к любой железке, будь то компьютер или авто, которое, по моему мнению, если долго не мыть, все равно будет ездить.

Голубенькое купе с белым кожаным салоном (позже Сашка назвала меня ведьмой, умеющей нужные мне предметы из виртуальных делать материальными), выехало из-за поворота.

- Главное что? Главное – не угробить ее за эти пять дней на наших дорогах и с моей манерой езды, – комментировала я происходящее в салоне подруге по телефону.

- Милая, когда ты берешь машину на тест-драйв, поверь, производитель готов к тому, что ты ее уже угробила. Так что не отказывай себе в удовольствии, – прокомментировала она.

Получив документы и ключи и еще немного внимания со стороны менеджера-итальянца (интересно, как живется итальянскому экспату среди наших красоток-блондинок?), я выехала за ворота салона.

                                                                      ***
Киев, на мой взгляд, в отношении машин город странный, если вы понимаете, о чем я. Главный принцип – прав тот, у кого машина дороже. Слово «дороже» часто можно заменить словом «больше». Но смысл не меняется – если ты едешь на маленькой красненьком Peugeot 206, то ты в любом случае неправа, даже перед ментами, включая те случаи, когда ты соблюла все правила, пристегнулась и купила страховку.

С такой машиной, которую выдали мне, бояться было нечего, это меня будут бояться на дороге, но одеться можно было бы и поприличнее. А то мои шорты Gap и майка G-Star смотрятся как-то уж очень скромно в комплекте с вьетнамками. А тест-драйв машины для такого издания, как Гардероб, требовал прожить яркую жизнь и увидеть, как все вокруг меня меняется, благодаря вручную собранному двигателю и белой замше на потолке авто. Поэтому я решила ехать на завтрак.

К тому моменту я уже выспалась и осознала, что остаться в Киеве в августе – это больше удовольствие, чем наказание, как бы я не причитала еще вчера. В центре – ни души, только редкие туристы бродят по все еще перекрытому Крещатику. Но я же не турист, у меня свои отношения с городом. Поэтому я любила пройтись от отеля Опера, покупая на углу в цветочном магазине букет пионов или сирени в любое время года. Затем приятно прогуляться по Хмельницкого, останавливаясь по пути почти в каждой кафешке, пить Просекко в ресторане на крыше City-отеля, потом съесть пирог с брынзой в Пироговой, и запить все это кофе с макарунами или шоколадными конфетами в Репризе. Дойти почти до Крещатика, провести час в книжном напротив строящегося ЦУМа. Вернуться на Пушкинскую и подняться в органическое кафе на обед. Новая книжка и свежая еда – что может быть лучше в субботу?

Но если ты сидишь за рулем Porshe, конечно же, надо ехать на поздний завтрак в Феллини.

За последние 15 лет Феллини для нас из престижного ресторана превратился в такую себе депутатскую столовку – замену студенческим кафе. Нет, цены там по-прежнему высоки, кухня до сих пор отличная, официанты и сомелье знают тебя в лицо чуть ли не с твоей прыщавой юности, и там всегда можно встретить всех нужных тебе людей во время обеда. Поэтому Феллини – бесспорно, лучший способ проверить силу воздействия голубого Porshe и оповестить всех, кого надо, о том, чем ты сейчас развлекаешься.

Потом, правда, надо съездить за вещами на три дня и за Сашкой в редакцию. Но пока я собиралась насладиться блинами с яблочным муссом и кофе.

                                                                      ***
Дом, в котором жила Сашка, вызывал зависть от самых ворот. Закрытый особняк у подножия холма, в самом центре Киева. Он имел такую инфраструктуру, что любой самый фешенебельный отель мог бы позавидовать: тут имелись и небольшой винный магазин, небольшой ресторан с отличной террасой и уютная кафешка для утренних посиделок, небольшой парк, где гуляли счастливые няни счастливых детей, и свой спортзал, что невероятно экономит время.

Мы прошлись по коридору и оказались в квартире. Что тут сказать: Сашка – она всегда Сашка, где бы она ни жила, поэтому наряды с последних пяти вечеринок ровным слоем валялись по всей квартире, кот был досыта накормлен, и все это напоминало традиционную такую обстановку в отелях во время наших совместных поездок, когда горничная пару раз даже жаловалась на нас управляющему «о Боже, у них там такой бардак».

С террасы апартаментов открывался вид на внутренний двор с детской площадкой и лужайкой чуть в стороне для взрослых – там стояли шезлонги, как в парке Тюильри. Туда я и отправилась, пока Сашка продолжала то что-то «заливать» на сайт, то писать своим редакторам.

Хоть это был и жилой дом, сервис тут был как в пятизвездочном отеле. Небольшой искусственный водопад, оливковое дерево в кадке (интересно, где они его будут хранить зимой), минибар – последний раз такой сервис я встречала только в Splendido. А это все-таки не отель Orient-Express, а дом.

Я раскинулась на шезлонге с айпадом, пытаясь сосредоточиться и спланировать свою неожиданно свалившуюся неделю отдыха. В планах маячили музеи, небольшой шоппинг, портниха, много непрочитанных книг и очень много-много сна. Выезжать никуда не хотелось, потому что я была уверена, раз уж один раз поездка сорвалась, значит, не надо испытывать судьбу еще раз.

- Привет! Мне сказали, что вы из апартаментов 24б, – быстрая английская речь вырвала меня из моей реальности. На меня смотрел мужчина лет сорока в отлично сидящем костюме при почти 30 градусах на улице. «О Боже, где я, а где разговор на английском», – пронеслось в голове.

- Да, а что? – выдавила я из себя.

- Извините за то, что тревожу, я управляющий этого комплекса, хотел всего лишь с вами познакомиться, – мужчина протянул мне визитку.

В очках не зазорно рассмотреть его и получше: такой типаж живьем я встречала пару раз в Швейцарии на бизнес-форуме и один раз в Италии во время ланча в каком-то правильном, очевидно для местных, ресторане. Мой нарушитель спокойствия был высоким, хорошо сложенным брюнетом, которого уже тронула легкая седина, только добавлявшая ему благородства, пронзительно зелеными глазами и красивым лицом. Он был именно beautiful, а, не как принято говорить о мужчинах, handsome. Таких обычно берут в рекламу костюмов Ermenegildo Zegna или яхт. А тут он стоял передо мной и протягивал визитку.

– Мне сказали, вы работаете в Гардеробе.

- О, нет, вы перепутали, – наконец дошло до меня, что он перепутал меня с Сашей. – Вам, наверное, нужна Александра. Это она собственница квартиры, я всего лишь приехала в гости на пару дней. Она сейчас будет. Ей что-то передать?

- Спасибо, я подойду позже. Могу ли я вам что-то предложить: воду, лимонад, термальную воду для лица? – он хорошо делает свою работу или все-таки хочет позаботиться обо мне, думала я.

- Да, попросите, пожалуйста, бармена принести мне капуччино.

- В такую погоду? – он все-таки был итальянцем.

- Да, и шоколадку. Знаю, странно, но очень хочется.

- Конечно, наслаждайтесь!

Мужчина моей мечты удалился давать распоряжения, а я написала Сашке «тут тебя искал твой управляющий». «Да, и какой он?» – Сашке тоже было 30, и она была не замужем. «Он, нууууу, я б дала». «Ну, дай», – щедрой Сашка была только потому, что знала, что наши вкусы на мужиков никогда не совпадали.

Я смотрела вслед уходящему парню в костюме и понимала, что впервые в жизни столкнулась с реакцией, когда я вижу человека всего 5 минут, а уже представляю себя в свадебном платье, с домом, собакой и тремя детьми от него.

Сашка наконец-то появилась со своим компьютером и бутылкой шампанского, хотя алкоголь тут не очень приветствуется администрацией – закон есть закон, и для того он и придуман, чтобы его нарушать. Мужчина мечты вернулся через 5 минут.

Обменявшись любезностями, полагающимися для должностей и положений обоих, Рикардо (а именно так звали управляющего самого фешенебельного в Киеве особняка), перешел к делу:

- Я бы хотел пригласить вас выпить вечером. И познакомить с шеф-поваром нашего ресторана. Вам тоже будет интересно, вы же блогер, – это он ко мне обращался. Интересно, когда Сашка успела рассказать ему все, включая информацию о моем маленьком хобби.

- В нашей маленькой компании все планирует Александра, – если бы мне в 8 классе сказали, что именно этот ужасный английский поможет мне закадрить такого парня, я бы никогда не сомневалась больше в том, что именно необходимо усердно изучать. Все-таки неправильная у нас мотивация в школах.

- Да, давайте в восемь. В восемь, ок? – это она уже ко мне обращается. Господи, ну зачем ты придумал английский!

- Отлично, в восемь около ресторана. Наслаждайтесь уикендом, – сказал Рикардо и ушел работать. Интересно, каково это работать в сервисе, никогда не отдыхать и быть всегда любезным, подумала я.

Я так не могу, хоть моя основная обязанность встречаться и умасливать клиентов. Работа, которой я посвятила последние три года, меня убивала своей бестолковостью. Сделав очень быструю карьеру в журналистике и добравшись до главы небольшого издательского дома, по семейным обстоятельствам пришлось уйти на время с работы, а потом пойти работать в пиар-агентство, даже не подозревая, какой это ад, несмотря на красочные описания этой жизни у Минаева и Бегдебера.

Остаток дня мы провели в осознанной и оттого еще более приятной лени. Сашка была приятной компанией. Ее энциклопедические знания, хранящиеся в голове, как файлы в компьютере, открывались в самый нужный момент. Она была настолько эрудирована, что слушая ее, открыв рот, даже не приходило в голову обижаться на собственную глупость. А это как раз я умела лучше всего.

Мы планировали свою будущую поездку в Италию, «пока не окончилось Биеннале», и даже умудрились купить несколько приличных платьев через интернет, ну надо же как-то развлекаться, и только за 15 минут до восьми я вспомнила, что нас приглашали выпить.

- Саш, иди сама.

- Не говори глупостей, переодевайся, – командовала подруга.

- Да мне и надеть-то нечего. Я ведь собиралась на расслабленный уик­енд, а не на коктейльную вечеринку.

- Надень любой сарафан. Тебе какая разница, в чем ты будешь? Тебе же не детей с ним рожать?

- Ну, если повезет, может, и детей. Саш, я не говорю по-английски, что я там буду делать? Молчать? – это был самый мучительный вопрос для меня.

- Оля, он тебя видел! И пригласил обеих. Поэтому собирайся и пошли. Это просто вежливость. Он мне расскажет о преимуществах того, где я живу, я ему – о Гардеробе. Тридцать минут максимум, и мы будем свободны. Я предупрежу, что мы опоздаем.

Вопрос был только в том, что я не хотела быть свободна через тридцать минут. Но у меня не было другого варианта. Я была немая. Знаете, это тот вариант знания английского языка, когда ты, как собака, все понимаешь, но сказать не можешь ни слова. Но деваться было некуда.

Надев самое лучшее платье, которое у меня было на тот момент – простое открытое платье Alpha с серыми завязками под грудью, и открытые босоножки, мы вышли на террасу местного ресторана. Косметику и расческу я по привычке не возила с собой никогда, потому что краситься не любила, а расчесываться с моими curls отвыкла лет 15 назад. Бесполезное занятие, пустая трата времени.

                                                                      ***
Терраса около ресторана была прекрасна: большие кованые диваны с мягкими белыми полотняными подушками, идеальный газон, кадки с лимонными деревьями по периметру, маленькие фонарики на столах. Над всем этим витал ощутимый европейский шарм, и могло показаться, что ты сидишь не в центре Киева, а где-нибудь во Флоренции или на вилле у друзей в пригороде Парижа.

Выпить в итальянском варианте означало: отличное шампанское, типично итальянское блюдо – цветки цуккини во фритюре и сыр.

Саша щебетала с Рикардо, я тоже проводила время с пользой, позволив своему внутреннему интроверту (простите за тавтологию) оторваться по полной: я сидела в телефоне и отвечала на комментарии к посту, периодически опустошая бокал небольшими, но частыми глотками. Нервничала. Говорить я не могла, слушать было не всегда полезно. Иногда я отрывала глаза от экрана, ловила его взгляд на себе и думала о том, что лучше бы мы остались вдвоем.

Полчаса перешли в час, разговор сошел на личное – о возрасте, семейном положении. Саше хоть и не нравились такие мужчины, но она всегда была наготове пофлиртовать.

- А ты женат? – спросила она.

- Нет, – ответил Рикардо.

- И не был? – Саша не любила отступать.

- И не был.

- Странно! Подозрительно! 42 – и не был женат.

- Почему подозрительно? Просто я не встретил еще ту, на которой хотел бы жениться. – Рикардо посмотрел на меня вопросительно. Или мне показалось. – А ты?

- Я тоже не замужем, – сказала Саша

- Тоже подозрительно. Тридцать лет и не замужем. – Мы все хихикнули. – А Оля?

- А Оля отдувалась за всех нас в эти годы. Она была дважды и собирается в третий раз.

Вранье. Никуда я не собиралась в тот момент. Мне хотелось провалиться под землю от неоднозначности ситуации. А замуж – ну да, мы с моим депутатом все никак не могли прийти к общему знаменателю: расстаться, или оформить отношения и начать делать детей. Я продолжала упорно что-то комментировать в блоге. Рикардо как-то сразу поник и быстро свернул разговор:

- Я злоупотребил вашим временем. Для вас сервирован ужин, наслаждайтесь. Мне надо вернуться к работе, – сказал он и галантно распрощался, передав нас в руки распорядителя ресторана.

Мы пошли ужинать. И где-то внутри меня я была чертовски расстроена тем, что все так по-дурацки вышло. Что я встретила человека, который мне понравился с самой первой минуты, что он оказался простым и приятным в общении. И только тот факт, что я настолько не уверена в себе, чтобы заговорить с ним и показать хоть как-то, что он мне нравится, заставит меня вернуться к моей обычной жизни даже без попытки ее изменить.

Нам принесли бутылку вина и ужин. Я собиралась побыстрее разделаться со всем этим и убежать спать. И тут неожиданно он вернулся пожелать приятного аппетита.

- Оставайся ужинать с нами, – предложила Сашка. Все-таки она настоящая подруга.

И его не надо было просить дважды. Шампанское с вином сделали свое дело. Я начала потихоньку говорить, потом шутить, потом мы уже смеялись над моей привычкой все превращать в хороший блог и конвертировать в читательский интерес. И тут я выпалила:

- Я хочу танцевать.

- Правда?! – переспросили оба.

- Правда! Я хочу танцевать.

Спасибо, Боже, что, кроме меня, в этом мире есть люди, которые соображают так же быстро, как и я! Сашка и Рикардо нашлись мгновенно. Он сказал: «Обожаю танцевать, но еще не был здесь ни в одном клубе».

Сашка заявила: «Отлично, я практически засыпаю, а вы вдвоем идете танцевать».

Через десять минут мы уже сидели в моем Porshe и мчались в сторону клуба, который раньше назывался Декадансом.

Честно говоря, когда Декаданс закрыли на ремонт, мы с друзьями решили, что наша эпоха закончилась, и надо просто смириться с тем, что пришли новые времена и новые люди. Нам останется старый добрый Феллини да пара неплохих кафе. Возможно, где-нибудь в Jimmy’z мы и будем вспоминать свою молодость, но в Киеве уже все не то.

Я была пьяна, я была за рулем роскошной машины, и рядом сидел мужчина, о котором я мечтала всю свою жизнь. Он очень быстро сообразил, что к чему, и как только мы захлопнули двери машины, он взял мою правую руку в свою и стал покрывать поцелуями. Не знаю, был ли он типичным итальянцем, но выглядело все это как в кино.

А дальше было ночное безумие. Мы танцевали, потом переехали в Арену, потом помчались к отелю Украина смотреть на ночной Киев, и он меня поцеловал. Потом мне захотелось кофе, и он отвез меня к себе.

Проснулась я в 6 утра, с головной болью и угрызением совести. Оказалось, что те два часа, что мне удалось поспать, я лежала у него на плече, и он крепко прижимал меня к себе. Все девушки знают, что это добрый знак.

Все вокруг меня казалось странным. И этот порядок, выдающий одиночество и невроз, прямо как у главного героя плохой книжки «50 оттенков серого», и то, что из окна был виден абсолютно целенький Porshe, который мы чудом не разбили, – это все было очень странным. Как и то, что нас ни разу не задержала милиция, даже за превышение. И то, что пока я обо всем этом думала, он проснулся и стал покрывать поцелуями мое лицо. Ни один мужчина до этого не делал так.

После душа и кофе у нас на кухне состоялся «серьезный разговор».

- У тебя ведь есть жених, – сказал Рикардо.

- Есть, – я попробовала это слово на вкус, изучая свою новую роль.

- А у меня герлфренд.

- Не волнуйся. Я поняла. Я поехала к себе.

В игре «случайные любовники» есть правила, и эти правила всем известны – чем меньше информации друг о друге, тем лучше для обоих. Разговор все испортил. До этого все было сказочно, думала я, заходя в свой подъезд, точнее, в Сашкин. Как только начинаются угрызения совести, все сразу портится. Не надо так со мной. И я решила сделать так, как делала обычно – изобразить из себя своего парня и выкинуть все из головы.

Я переоделась и потащила Сашку завтракать за город, стараясь не вспоминать о случившемся, пока мы не вернулись домой и я не получила мейл: «Хочешь увидеться?»

Конечно, я хочу увидеться! Конечно! И какое счастье, что ты первым сказал это! Я дождалась нужного времени и поехала по знакомому адресу.

Наутро мне пришлось срочно уехать из города по делам семьи. Тем самым проверить мою мечту небесно-голубого цвета на плохой, а местами, очень плохой дороге. Мотнувшись в обе стороны меньше чем за сутки и проехав почти 800 километров, я смогла написать мейл: «Извини, очень устала после переездов». И завалилась спать в два ночи. Иногда бывают моменты, когда лучше все-таки побыть друг от друга подальше, даже если страсть затмевает весь оставшийся у вас разум.

Утром вторника Сашка, как обычно, убежала на работу, а я спала до 11, все еще изображая из себя человека в отпуске. Забыв купить что-либо на завтрак, я набрала консьержа и попросила заказать в ресторане йогурт и блинчики. Все-таки, как это чертовски удобно иметь ресторан у себя в доме и кого-то, кто может помочь тебе в таких вот мелочах, когда холодильник пуст.

А еще через 15 минут я увидела мейл от Рикардо: «Я могу освободиться через час, поехали куда-нибудь, покажешь мне свой город».

- Ну, поехали, дорогой, – подумала я, но написала на своем broken English что-то более изящное. Несмотря на три дня активной языковой практики, мне по-прежнему легче было переписываться, чем перезваниваться.

В 12 я подобрала его за воротами дома на все еще принадлежащей мне Maserati, и мы поехали в Маячок. Река, природа, тишина в рабочий день. Выпив кофе и съев по десерту (хотя десерты, конечно, не самая сильная сторона ресторана), я сказала правильно, как умела:

- Я понимаю твой высококлассный стиль жизни и работу с Luxury. И скорее всего, твои боссы и твои партнеры уже показали тебе все дорогие рестораны города. Но я тебе покажу другой город – живой и прекрасный.

Мы гуляли по Пейзажной аллее и по старому Подолу, минуя Стефаноз, пошли обедать в Вернисаж, где, как ни крути, делают лучший стейк в городе; заходили в книжные магазины по всему центру и пили какао с Mushmellow в Чашке. Мы ели вафли, купленные на площади Славы в подземном переходе, и запивали капуччино из находящейся рядом кофейни с самым вкусным кофе в Киеве, любовались городом с моста около Бельведера и сделали одну единственную совместную фотографию, где он крепко держит меня за руку. Только одно фото – моя рука в его большой сильной руке – будет напоминать мне об этих днях, подумала в тот момент я и чуть не разрыдалась. Это будет наш последний совместный вечер, продолжать нет смысла. Просто потому, что я никогда не смогу жить с иностранцем, в другой стране, говорить на языке, который искренне ненавижу. А, честнее говоря, просто потому, что я не чувствовала себя достаточно красивой, умной и уверенной рядом с ним. Поэтому выбор был сделан: я собиралась провести этот вечер с ним, а после этого уехать домой и никогда не отвечать на его мейлы.

Тот рассвет я встречала у него на балконе, размышляя обо всем произошедшем в последние четыре дня. Я встретила мужчину, которого ждала всю свою жизнь, жила в доме, который не могла себе позволить, ездила на машине, которая никогда не будет моей, и понимала, что в своих попытках «казаться», а не «быть» я зашла слишком далеко. Я бы хотела быть 25-летней девушкой из приличной семьи, с хорошим образованием и отличным английским, отточенным в Лондоне во время каникул, с идеальным телом, не пострадавшим во время жесточайшего графика питания за годы работы в службах новостей, с ухоженным лицом. Я бы хотела прожить совсем другую жизнь. Но сложилось так, как сложилось: мне было 33, у меня была репутация стервы, идущей по трупам на работе, которую я терпеть не могла. Мне было не до спорта, квартиру я оставила бывшему мужу, и все, чем я обладала – коллекция дорогущих и ненужных сумок и туфель, а еще талантом складывать слова в предложения, на который я забила еще в 25, потому что за него, как мне тогда казалось, плохо платили. Мне бы хотелось прожить другую жизнь и встретить этого мужчину в другом виде и состоянии. Но я имела то, что имела.

«Милый, проблема не в тебе, а во мне», – для меня сейчас это была не уловка, чтобы уйти. Это начало долгого разговора с самой собой, чтобы осознать, наконец, что это не Он тебе не может предложить то, о чем ты мечтала. Это ты себе не можешь позволить то, о чем сама же мечтала.

Я посмотрела на раскинувшегося на кровати Рикардо, во сне и с голым торсом он был еще лучше, чем в костюме и с улыбкой. Я подцепила пальцами свои джимми чу, и стараясь никого не будить, тихонько выскользнула из квартиры.

Одеваясь в коридоре, я мысленно попросила вселенную, чтобы у моего любовника не было проблем с собственником после интрижки со мной. В конце концов, собственник должен понять, что его управляющий – итальянец, умеющий наслаждаться жизнью, а я все-таки не жилец дома, а только гостья.

Утром я отвезла машину в салон, без сожалений и всего лишь с одним штрафом за превышение, который в салоне вежливо предложили оплатить. Следующие 2 дня отпуска я потратила на то, что предупредила акционеров, что через 2 месяца собираюсь зарабатывать только сценариями, поэтому хочу закончить свою работу, через подружку нашла сайт с комиссионкой, где у меня забрали почти половину гардероба и выдали за все это около четырех тысяч долларов. «Вместе с зарплатой, бонусами и продажей ненужной техники будет около 20, что неплохо для начала новой жизни», – подсчитывала я.

Последняя история – отдать ключи от квартиры бойфренду и понять, как же я начну свою новую жизнь.

- Вить, я хочу отдать ключи.

- Не выделывайся. У нас же все хорошо, я приеду на следующей неделе.

- Вить, я отдам ключи помощнику. И карточку, – не дождавшись ответа, я повесила трубку.

Вечером я состригла волосы, которые бесполезно пыталась отрастить последние три года, и с короткими непослушными кудряшками и одним чемоданом переехала в квартиру подруги на ближайшие пару недель. Все, о чем я мечтала еще со своих 17, я собиралась воплотить в жизнь до нового года. И когда я понравлюсь, наконец, сама себе, возможно, я встречусь еще раз с ним. В «Печерск Плаза». Значит, все было так, как должно было быть. А пока – прощай, Рикардо.

Да уж, остаться в городе в августе, конечно, фантастическое «везение»...


Рассказ: «Прощай, Рикардо!»  |  Автор: ЮЛИЯ САВОСТИНА
Фото: РОМАН ГРАБЕЖОВ
Визаж: ВИКТОРИЯ АНДРЕЙЧЕНКО
Актеры: ВИКТОРИЯ ГАНИЧЕВА (гл.героиня), ЮРИЙ КЛЯЦКИН (Рикардо), АЛИНА (подруга Сашка), АЛЛА ПРИХОДЬКО (дублерша)
Линейный продюсер: АНАСТАСИЯ МАГОНОВА

Литературный журнал благодарит за помощь в организации съемок:
Модельное агентство «К2»  |  VOLYNETS fashion studio
Клуб здоровых удовольствий «5 элемент»
Ресторан «Fellini»  |  Ресторан «Matisse»

Смотреть всю фотосессию