b1

  • Просмотров: 3524

Текст: ИРИНА КРАСИЛЬНИКОВА  |  Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ

Адель кружилась вокруг пилона, некрепко держась за него рукой. Она танцевала без напряжения, веки ее были слегка опущены, словно она смотрела куда-то вглубь себя и не думала ровным счетом ни о чем. Ее совершенно не интересовали клиенты, для которых она должна была стараться. Достаточно было того, что она была не только красивой и великолепно сложенной, но и естественной. Каждый в зале ее хотел. Она – никого. Закончив танец, Адель направилась в гримерную, ни на кого не глядя и не обращая внимания на аплодисменты, выкрики одобрения и пошлые замечания. Проходя мимо столиков шумных клиентов, она ощутила шлепок по ягодицам. Она остановилась и посмотрела ему прямо в глаза.

 - Руки убери!

Мужчина стоял около барной стойки с бокалом в руке. Он смеялся вместе со своим спутником, который сидел рядом на высоком барном стуле. Не обращая внимания на замечание девушки, он снова шлепнул ее по тому же месту, при этом еще громче рассмеявшись.

Девушка вмиг рассвирепела и дала ему пощечину. Опешив, мужчина замахнулся на нее, но security вовремя подбежали, чтобы не началась драка. Один охранник обхватил танцовщицу сзади руками и уволок в гримерку.

Там царила карнавальная атмосфера: девушки в ярких, блестящих платьях с перьями наряжались, бегая топлесс в поисках всех недостающих деталей окончательного образа. Кто шнуровал свои стрип-сапоги на огромной платформе, кто натирал тело блеском, кто клеил накладные ресницы, а кто просто отдыхал на мягком диване. Динамика начинается там с заката, а заканчивается на рассвете. На разъяренную Адель, которую в буквальном смысле слова занесли в будуар, никто не обращал внимания, потому что все были озабочены своей красотой и мыслями о потенциальных клиентах.

- Ты снова хочешь вылететь с работы? У тебя уже было последнее преду­преждение!

Менеджер клуба был из тех людей, которые кричат при абсолютно спокойном пульсе. Он делал это по службе, а не из-за того, что был возмущен. Лицо его выражало абсолютное равнодушие. Даже если бы при нем Адель задавил грузовик, он бы не вышел из состояния покоя.

- Мы же тебе говорили, что ни за кого, включая тебя, держаться не будем. Незаменимых людей нет! Ты уволена.

- Какого черта он меня лапал?

Менеджер чуть оживился и съязвил:

- Ну да, ты же у нас монахиня. Чистая девственность. Короче, ты уволена, но вначале станцуешь приват. Твой клиент ждет, сказал, что хочет познакомиться с этой психованной девицей. Чем ты берешь, вообще непонятно.

После приватного танца Адель оказалась за столом небольшой компании, где присутствовало несколько мужчин со стриптизершами и молодая женщина в элегантном головном уборе.

- Как тебя зовут? – спросила дамочка.

- Адель.

- Красивый псевдоним, а какое твое настоящее имя?

- Если бы я могла сказать, я бы ходила с бэйджем, а не танцевала стриптиз.

- Ха-ха-ха. Ты всегда такая смелая, или день не сложился?

- Я просто не хочу больше возвращаться к этому вопросу. Я могу сказать, что меня зовут Наташа, Таня, Оля, Маша или еще как-то, но это не по правилам. У нас в клубе другие имена и другая, параллельная жизнь. Я должна вас радовать своим видом, я это делаю. Это все.

- Ты совсем не такая, как другие девушки, ты говоришь то, что думаешь и не стесняешься быть умной.

- Не стесняюсь. Но и не стараюсь. Я такая, какая есть. Лучше было бы, если бы я была дурой? Вам такие больше нравятся?

- Нет, что ты. Будешь шампанское?

- Я на работе не пью, но от ананасового фрэша с вишенкой не откажусь.

- Жаль, хотелось бы увидеть тебя пьяной.

- Ну что ж, вам не повезло.

Оставался приблизительно час до полуночи, клиентов становилось все больше и больше. За стол подсаживались другие девочки, улыбаясь так, словно им вот-вот подарят бриллианты. В зале стало шумно и весело. Стриптизерши в свете софитов танцевали каждая у своего пилона. Официанты бегали, обслуживая клиентов, все новые и новые гости заходили в бар. Девушки расслабляли мужчин за столами, составляя им приятную компанию.

- Сколько ты зарабатываешь за ночь?

- Минимум 100 баксов на чаевых, плюс 60 процентов от VIP танца, который все называют «приватом». Еще я подрабатываю на консумации, то есть мне заведение начислит 30 процентов от стоимости ананасового фрэша, который вы мне купите.

- А на дому ты работаешь?

- Я не проститутка, не путайте!

- А никто ничего не путает. Деньги есть, и вряд ли ты откажешься, если я тебе хорошо заплачу.

- Я сомневаюсь, что у вас хватит на меня денег.

- По мне можно сказать, что я нищенка?

- Здесь многие притворяются богатыми, а потом не могут заплатить по счету. Мы их называем «летчиками» – они летают, когда их вышвыривает охрана.

- Даже женщин?

- Даже женщин. Хотите попробовать?

- Мне нравится твой характер, рекомендации не подвели.

- Так это вы меня заказали на приват? Я танцевала не для него?

Женщина повернулась в сторону парня, с которым Адель пришла за стол.

- Нет. В каком-то смысле не для него.

Женщина положила на стол визитку и написала несколько цифр.

- Это мой номер. Позвони мне завтра в шесть, надо обсудить все подробности твоей новой работы.

При наклонах головы и повороте шеи на ее шляпке легко покачивалось черное перо, а миниатюрное платье подчеркивало стройную фигуру, придавая ей при этом деловой вид. Идеальная кожа под профессиональным макияжем говорила о том, как много денег она оставляет в салоне красоты. Даже красная помада не придавала ей пошлости, а четкий контур указывал на крайнюю аккуратность, даже педантичность. Мужчины встали из-за стола одновременно с дамой и направились к выходу.

Девочки, довольные заработанными деньгами, стали выходить из-за стола, улыбаясь и прощаясь с клиентами. Одна из них, самая яркая блондинка в блестящем серебряном платье, послала воздушный поцелуй так, что розовая помада с ее губ отпечаталась на перчатке. Все уходили не спеша, покачивая бедрами, демонстрируя сексапильность всем присутствующим в зале. Буквально за минуту они рассеялись по новым местам: кто на колени клиентам, кто прямо на столы, между стаканами с крепким алкоголем.

Адель продолжала сидеть одна, внимательно изучая врученную визитку. Только голос менеджера вернул ее в реальность.

- Адель, ну, наконец-то, ты уволена. Я, если честно, очень рад.

                                                                      ***
В этот теплый весенний день людей в городе было мало. В weekend жители больших городов стараются уехать за город: в частный дом или на природу. Многие выходят на прогулку в парк – полежать на траве или посидеть на пикнике. В Киеве есть два шикарных ботанических сада, где можно укрыться, забыв о столичной суете.

В этот день Адель не хотела выходить из своей съемной комнаты, стены которой всегда были холодными. Там хорошо прятаться летом, когда жара зашкаливает за 35, чего не скажешь о зиме – окна старые, не держат тепло.

В это воскресенье она решила поваляться в своей небольшой кровати, объедаясь гамбургерами и наслаждаясь старыми фильмами про любовь. Ей было 24, но она еще никого не любила. Однако ближе к вечеру она все же собралась с силами и позвонила даме из клуба

- О, это та самая Адель? Из клуба?

- Ну, да. Я.

- Через час встречаемся в «Волконском на Печерске», только не забудь одеться. Ха-ха-ха.

«Удачная шутка, ничего не скажешь», – подумала Адель, но промолчала.

Ресторан, в котором они должны были встретиться, был единственным в старинной части Печерска и являлся некоей фишкой этого района. Несмотря на высокие цены, здесь необходимо было заранее бронировать стол, а дом, в котором ресторан находился, для многих был и остается несбыточной мечтой всей жизни. Адель прекрасно знала, куда ехать, даже не имея на руках точного адреса. Она там была много раз, часто специально приезжала, чтобы прогуляться мимо этого места. Девушку словно магнитом притягивало к нему.

Подъехав к дому, она боялась поднять голову вверх. Этажи высокие, что казалось, одно окно освещает одновременно два этажа. Высотный Дом гордо стоит среди небольших старинных домиков, наслаждаясь лучами вечернего солнца, которое отражалось от его зеркальных глаз.

В интерьере ресторана «Волконский» были смешаны два разных, и, на первый взгляд, несовместимых стиля: классика и рустикаль. На удивление, они прекрасно дополняли друг друга, что говорило о непревзойденном вкусе владельца и мастерстве дизайнера.

Адель уже ждали.

- Присаживайся.

Адель села за круглый стол напротив дамы с секретаршей. Сегодня эта загадочная женщина была в строгом и стильном бежевом костюме.

- Мой партнер – крупный бизнесмен из США. Твоя задача сопровождать его пару недель: присутствовать на ужинах, танцевать вечерами, появляться с ним на встречах. Ты сможешь хорошо заработать.

- Можно спросить, почему вы выбрали меня?

- Потому что ты очень красивая, с характером и тебе нужны деньги.

- А если я откажусь?

- Значит, я зря потратила свое время, а ты – дура. И я тебя переоценила.

- Так что я должна буду делать?

- Ты должна не только развлекать его, но и..., хочу правильно сформулировать, получать нужную информацию.

- Так вам нужна шпионка? – Адель была и шокирована, и польщена одновременно.

- Мне нужна девушка по вызову, но выполняющая еще и специальное задание. Если ты согласна, говори прямо сейчас, если нет – можешь идти и забыть о нашем разговоре.

Адель всегда чувствовала, что у нее будет интересная жизнь. Она никогда не была «одной из толпы», она была особенной. Еще с детства. Когда обижали мальчишки и завидовали девчонки. Тонкая талия, длинные точеные ноги, большие глаза привлекали внимание даже родителей ее одноклассников. Слишком рано в ней проявились женственность и сексуальность. В ее жизни постоянно были сложные ситуации, но она не сломалась, а стала только сильнее.

- Я готова попробовать.

- Молодец. Я тебе открою счет в банке и каждый день буду начислять туда приличную сумму. Будешь действовать по инструкции. Если сорвешь сделку, то счет будет аннулирован, а тебя отправят подальше от Киева. Ясно?

- Да.

- Мой партнер живет прямо в этом доме, у него пентхауз, – дама указала пальцем в потолок. – Ты должна с ним познакомиться случайно, завтра у него обед в этом ресторане, вон за тем столом, справа у колонны. Ты закажешь ему бокал водки с мартини и со льдом и рассчитаешься, он любит девушек с характером, стерв. Так что будь собой, только в этот раз помни, что платишь ты. Начинай уже сейчас – рассчитайся за мой кофе. Да, лед закажи ему отдельно, для него это принципиально.

Дама встала, за ней немедленно вскочила ее секретарша, они направились к выходу.

Адель подумала: «Второй раз я остаюсь одна за столом из-за нее. В этот раз еще и в минусе. Сука».

                                                                      ***
Эта дамочка имеет талант интриговать и подчинять людей. Она, как колючий куст, но очень элегантная и самоуверенная. Одета безупречно. Возможно, она стала бы супер дизайнером, но нет – ее занесло в экономику: облигации, процентные ставки и прочее. Видимо, мир искусства не для нее, но часть его всегда в ней. Встреча с акционерами должна была принести ей внушительную сумму, и по такому поводу она предпочла надеть на себя все оттенки золотого. Прихорашиваясь в своей роскошной квартире, она напевала песню. Звонок в дверь не сбил ее с ритма. В дверях стояла завороженная горничная.

- Простите, пани Джанинни, меня прислали с ресепшена.

- Вот вещи в химчистку, вот в прачечную, только ничего не перепутайте. Пусть через 20 минут подадут мою машину.

Проходя мимо ресепшена, расположенного прямо напротив входа в резиденцию «Печерск Плаза», дама оставила ключи и дала поручения, которые должны были быть выполнены к ее возвращению. Кремовые колонны, удобный уголок для гостей и отзывчивый персонал дарили комфорт проживающим в этом доме и их гостям. Мадам Джанинни неспроста купила квартиру именно в этом доме, ее запросы велики, но именно здесь она чувствовала себя как дома. Около 20 лет она проживает в NYC, а в Киев прилетает раз в полгода на целый месяц, чтобы лично контролировать работу своей промышленной компании. Успешный брак с итальянцем принес ей не только кругленькую сумму после развода, но и новую жизнь. Старые киевские знакомые решили бы, что она продала душу дьяволу, если бы узнали ее в толпе. Но этому не суждено было произойти. Так как, во-первых, Джанинни в толпе не бывает, во-вторых, пластическая хирургия внесла коррективы в ее внешность, и, в-третьих, другая страна заразила ее акцентом и наградила новым гражданством и именем, которое она оставила от своего бывшего.

Встреча акционеров проходила в холле одного столичного отеля, все гости были одеты как на прием к члену королевской семьи. Дорогие наряды были чересчур роскошны, а разговоры были понятны только определенному сословию людей, живущих в мире бизнес-акул. Фуршет – это некая хитрость маркетологов ресторанного дела. Закуски и напитки на столах и подносах у официантов; люди передвигаются от собеседника к собеседнику, не имея возможности присесть. Таким образом, эта эпопея работает во благо гостей – дает возможность легко вступить в разговор и обменяться визитками, если кто-то был не знаком друг с другом.

Мадам Джанинни, увидев своего знакомого, расплылась в улыбке:

- Шахрам! Как хорошо, что ты прилетел!

- Да, думал, через день лететь обратно, но тут у меня появился интерес. Ты же знаешь мою слабость к красивым женщинам. И я здесь уже с одной познакомился. Поэтому думаю, что задержусь на недельку.

- Ну, меня это только радует! Нам с тобой надо будет решить кучу задач. Где же твоя спутница?

- Там.

У фуршетного стола стояла девушка в роскошном черном платье в пол, с открытой спиной. На ее безукоризненной фигуре платье сидело, как на топ модели с миланского показа. Девушка, накладывая закуски на тарелку, общалась с поваром, который явно был ею увлечен.

- Адель, подойди к нам.

Она медленно повернула голову, затем подошла роскошной походкой рыси.

- Милый, ты хочешь лобстера?

- Позже, моя радость. Я рассказываю мадам Джанинни о нашем сказочном сплетении душ во время ланча накануне.

Шахрам с упоением рассказывал, как они познакомились в ресторане, как девушка прислала ему за стол его любимый коктейль, и какое красивое колье он ей подарил несколько часов назад.

Эта щедрость говорила о серьезных намерениях. Он и раньше дарил дорогие подарки девушкам, но в день знакомства – никогда. Джанинни знала его слабости и привычки, поэтому была уверена, что ее коварный замысел сработает. Только бы Адель не подкачала.

                                                                      ***
В доме «Печерск Плаза» вечера пролетали, как мгновение, которое хотелось притормозить. Третьи сутки Адель наслаждалась вечерним Киевом, на который она смотрела из окон пентхауза. С одного крыла апартаментов виднелась урбанизованная сторона города и статуя «Родина Мать», с другого – прекрасный внутренний двор. Действительно, дизайн двора впечатлял всех без исключения гостей, они фотографировались среди экзотических растений на фоне фонтана. В это время суток город словно замирал, успокаивался, готовился ко сну.

- Ты любишь Баха? – мужчина поставил бокал густого красного вина на рояль, листая толстую нотную книгу.

- Не люблю.

- А что ты любишь?

- Я люблю интересные истории из жизни. Расскажи про свое детство.

- Н-е-е-т. История о моем детстве очень печальная, мне грустно вспоминать.

- Значит, ты еще лучше, чем я думала. Это твоя трудная жизнь сделала тебя сильным и красивым.

- Я родился в стране кедра – в Ливане. Когда-то, еще до 20 века, там были шикарные кедровые леса. Мои родители были бедными арабами-христианами, жили в маленьком домике в предгорье, держали козу, баранов, выращивали маслины и виноград. Мое детство до 10 лет было беспечным и радостным. Я пас овец, помогал родителям собирать урожай. С соседскими мальчишками бегал по горам, там мы воровали в чужих садах яблоки и персики. У меня не было даже сандалий, только самодельная обувь, которую я обувал, когда уходил со двора.

- А что случилось в 10 лет?

- Случилась война! Вторая гражданская война между мусульманской и христианской общинами, которая длилась 15 лет. В 1975 году началось все самое страшное.

Девушка поднесла бутылку вина и долила ему в большой бокал до краев. Шахрам вышел с бокалом на террасу, лег на белую кушетку и закурил ароматный табак.

- А что дальше, Шахрам? Что случилось дальше? – девушка не унималась, она вышла следом за ним.

- Ты понимаешь, что такое война? Это ужас, страх, паника. Так жили все ливанцы. На моих глазах умирали люди: и военные, и мирные граждане. Богатые бросили свои имения и поселились в горах, в военных палатках. Мои родители приютили родственников из города. Еды еле хватало, чтобы выжить, несмотря на то, что они привезли свои запасы, охотились, помогали в хозяйстве. Они обучили меня и моих братьев французскому языку и арифметике.

- А они откуда все это знали?

- После поражения Турции и распада Османской империи территория Ливана отошла Франции. Мой дед воевал за Родину, но так и не вернулся с фронтов Первой мировой. Зато его брат получил хорошее образование и преуспел в политике, работая на правительство. Мой отец своего дядю ни разу ни о чем не просил, даже в неурожайные годы жил скромно, но гордо.

Но вот пришло время, когда к моему отцу обратился за помощью его дядя с семьей. Два года мы его прятали, но понимали, что мы тоже в большой опасности. Дядю нашли, всю его семью и моих родителей расстреляли. Забрали моих старших братьев, а я убежал в горы. Я знал там все лазейки и пещеры, а также, где расположен каждый капкан.

- Так ты жил там совсем один?

- Да, около года. Я почти одичал.

- А потом что было?

- Я бродил вдоль моря, добрался до границы Израиля. Меня приютила еврейская религиозная семья, которая заботилась обо мне, как о сыне. Среди шести детей я был вторым приемным, но это не имело для них значения, мы все были любимы одинаково. Нас обучали ивриту, иудейской религии, но никакую веру я так и не принял, а они и не настаивали. Когда мне исполнилось 17 лет, снова начались военные действия, Израиль вмешался в Ливанскую гражданскую войну. Я хотел служить, хотел отомстить за родных, но новая семья не позволила. В один день они собрали вещи и заявили нам, что мы уезжаем туда, где нас ждут.

- И куда вы уехали?

Шахрам заметил слезы на глазах Адель. Он выдохнул клуб дыма, глотнул вина и продолжил.

- Мы летели через огромный океан на другую сторону света. Мне казалось, что я сплю, и мне снится нереальный сон, в котором я – огромная птица, парящая в небесах. Все, что меня связывало с прошлым, я оставил на том материке, и не собирался возвращаться туда ни при каких обстоятельствах. Я не знал, куда мы летим, но верил, что меня там ждут. Поселились в небольшом домике в Калифорнии. Мы там быстро освоились, младшие дети стали учиться, а старшие – работать. Хочу тебе сказать, что я впервые за многие годы жил без страха. Моя семья продолжала молиться, ходить в синагогу, дома разговаривали только на иврите. У меня появилось много друзей.

- А любовь тоже появилась?

- Любовь?

Шахрам нежно улыбнулся.

- Любовь во мне родилась еще в Израиле к младшей дочери моих новых родителей. Кстати, у нее глаза такие же большие, как и у тебя. Если бы ты ее увидела, то решила бы, что она твоя маленькая копия. Наами была ангелом, от нее как будто свет исходил. Мы росли вместе как брат и сестра, но мои чувства с годами становились сильнее, и сложнее их было скрывать. Я старался увлечься калифорнийскими девушками, но в моем сердце была только Наами. Прекрасным поводом сблизиться с ней оказались тибетские учения. Искренне веря, что они помогут изменить современное отношение к смерти, мы стали тайком от семьи изучать буддизм.

Адель повернулась лицом к небу и на минутку задумалась. Незаметно вытирая слезы, она тихо спросила:

- Значит, тебя дома ждет прекрасная Наами?

- Не ждет. И дом мой здесь. Сегодня он здесь.

- Где она? Почему не ждет?

- Адель, ты слишком много вопросов задаешь. Я начал говорить о детстве, а обо всей своей жизни говорить не планировал.

- Но мне интересно. Это все так трогательно, что я хочу знать продолжение.

- Наами стала где-то пропадать. Перестала ночевать дома. Спустя время ее нашли в неблагополучном районе города под большой дозой героина. Родители отправили ее в реабилитационный центр, каждый день молились, но наркотическая зависимость оказалась гораздо сильнее. Мой ангела стал падшим. Я не мог с этим смириться, поэтому уехал в Тибет. Я жил там 10 лет, изучал буддизм и самого себя.

- А здесь ты как оказался?

- Когда я вернулся из Тибета, то решил заняться бизнесом. В NYC познакомился с мистером Джанинни и его женой Надей из Украины. Это знакомство и привело меня в Киев.

Адель всматривалась в даль киевской ночной тиши и тяжело вздохнула, словно сама пережила историю жизни Шахрама. Она уже не плакала. Теплый ветер раздувал шелковую тюль на открытой террасе. Последний этаж дома возвышался над окрестностями Печерска, вонзаясь в черное небо. Казалось, что звезды были совсем близко. Они мягко освещали черты лица и серебряные волосы Шахрама.

Адель подошла к нему и присела рядом на кушетку. Шахрам сильно сжал ее руки и потянул к себе. Они начали целоваться, и от них отступили боль и страх прошлого. Наступила вечность. Роскошное вечернее платье валялось на полу, скомканное и бесстыдно растрепанное.

                                                                      ***
Адель разбудил ранним утром прерывистый звонок в двери. На пороге стояла мадам Джанинни.

- О! Доброе утро, Надя!

- Для тебя я мадам Джанинни. Где он?

- Спит. Я подсыпала ему снотворное в вино, как вы и говорили.

- Ой, я думаю, что с твоим талантом усыплять мужчин, даже химия не нужна.

- А с вашим талантом уничтожать хороших людей я вам не нужна.

Надя быстрым шагом обошла все помещения апартаментов, убедившись, что Шахрам крепко спит на втором этаже, осмотрела стены за картинами.

- Где сейф?

- Я не знаю. Он мне не рассказал.

- Может, ты с ним вообще не разговаривала?

- Нет, мы много разговаривали. Он, например, рассказал мне историю одной девушки, которая сделала из своего мужа нью-йоркского бродягу. После этого я постеснялась спрашивать о сейфе. Но вам мало того, что вы своего мужа уничтожили, надо еще и Шахрама стереть в порошок? А ведь он никому ничего плохого не сделал.

- Послушай, тебя это все вообще не касается. Ты что, забыла, кто тебе платит? Или ты влюбилась? Я тебе напомню, что таких, как ты, у него сотни, всем он рассказывает свою жалкую историю детства. Я ее услышала сразу после того, как отказалась от бриллиантовых висюлек на шею.

- Не придумывайте, я вам не верю.

- Девочка, послушай, этот человек может стать для тебя самым печальным уроком в жизни. Когда-то он уничтожил мой брак, отобрал бизнес у мистера Джанинни и вышел сухим из воды. Я хочу, чтобы он за все заплатил. И хочу вернуть моему бывшему мужу бизнес.

Адель села на софу и стала нервно теребить пальцы рук. Она не желала верить словам мадам Джанинни, но интонация в голосе Нади была настолько уверенной, что заставила ее задуматься.

- Не все то правда, во что мы сами желаем верить.

                                                                      ***
Время течет стремительно, когда человек счастлив, но если его тревожат сомнения, то минуты терзают своей медлительностью. Адель прекрасно понимала, что ее новая миссия является частью взрослой и очень опасной игры, к которой она была не готова. Пока танцуешь стриптиз, ты никого обманываешь: показываешь голую грудь – тебе за это дают деньги, играешь беспроблемную жизнь – тебе снова дают деньги. Все честно.

Находясь в своей старой съемной комнате, она анализировала все, что произошло за последнюю неделю и чувство разочарования ее не покидало. Каждый день она прокручивала в памяти, словно старую кассету, ту волшебную ночь на террасе в «Печерск Плаза». Она по-настоящему занималась любовью, слилась в гармонии воедино с ним, с мужчиной из ее сказки. Именно этот образ стал для нее оправданием ее детской и чистой наивности, за которую она всегда себя корила.

Ею воспользовались, скорее, использовали в финансовых махинациях, даже не дав шанса разобраться, кто прав, кто нет. После визита Нади она снова заблокировала мысли о любви и искренности, но память продолжала приносить ей боль. Она страдала так, словно ее живое, бьющееся сердце вырвали из груди. Больше всего на свете она мечтала увидеть Шахрама, объяснить, почему она так поступила, с надеждой, что он простит.

Когда ее боль стала невыносимой, она быстро надела свитер и брюки, выбежала в дождь на улицу ловить такси.

На ресепшене в «Печерск Плаза» ее задержала администратор, сделав вид, что не узнала девушку.

- Добрый вечер. Вы в какой номер?

- Пентхауз. К Мистеру Шахраму Аль-Ребат.

- Минуточку, я должна узнать, ждут ли вас.

Адель, не дожидаясь ответа, побежала к лифту. Она стояла перед дверью дрожа от страха, но зная, что если она этого сейчас не сделает, то, возможно, больше никогда его не увидит, а он не узнает правды. Она долго не решалась позвонить, но услышав шаги охранников на ступенях, стала стучать кулаками в массивные деревянные двери.

В холле, где находился рояль, красовались декоративные вазоны с папоротниками и пальмами, в центре стоял старинный стол в этническом стиле на светлом персидском ковре, пол был отделан мелкой марокканской плиткой ручной работы. Все это она уже видела, но Адель уже не чувствовала себя так комфортно, как раньше, ей казалось, что она стоит совсем голая под присягой в зале суда.

На диванах сидели Шахрам и двое мужчин в костюмах. Тот, что постарше, привстал и от удивления поднял очки на лоб. На столе перед ними лежали какие-то бумаги. Здесь же была и мадам Джанинни, которая всегда невозмутимо встречала даже самых нежданных гостей.

- В чем дело? Мы стриптиз не заказывали.

- Шахрам, пожалуйста, послушай меня. Я все объясню. Прости меня!

В этот момент охранники профессионально скрутили руки Адель и стали силой выталкивать ее из квартиры.

- Шахрам, это Надя Джанинни заставила меня открыть твой сейф. Прости! Я не хотела!

Надя захлопнула двери номера и, улыбаясь, словно ничего не произошло, легкой походкой направилась обратно к столу.

- Эта стриптизерша уже не знает, что придумать. Люди за деньги такое иногда вытворяют, это ужас. Извините за шоу и давайте продолжим, господа адвокаты.

В этот момент мужчины оживились, стали требовать врача, махать бумагами и брызгать воду на лежащего без сознания Шахрама.

Врач «Печерск Плаза» объяснил, что у мистера сильный стресс и ему в ближайшие дни нужен отдых.

                                                                      ***
Адель снова устроилась танцевать стриптиз, но уже сменила три клуба за последний месяц. Казалось, что уже все работодатели джентльмен-клубов Киева знали ее строптивый характер, но, несмотря на это, легко брали на работу, однако, так же легко и избавлялись от нее. Ее не вносили в черный список и не давали плохих рекомендаций среди «своих». Видимо, чувство благодарности за приличный доход заведению было сильнее, чем раздражение от ее склочного характера.

В гримерке не было времени на пустые разговоры, но некоторые любительницы поболтать всегда находили на это время. Меняя очередное платье или крася ресницы, они обсуждали клиентов в зале. В основном эта болтовня имела смысл, Адель, хоть и не заводила ни с кем дружбу, всегда с интересом подслушивала горячие сплетни глупышек. В этот раз далеко ходить не пришлось.

- Знаешь этого мужчинку в синем пиджаке за баром?

- Нет, впервые вижу.

- Много лет назад он был владельцем огромной промышленной компании в Киеве, мне по секрету сказал директор. Ты у нас новенькая, посмотришь, как надо работать. Я за один танец его захомутаю. Учись!

Внезапно на пороге будуара появился директор.

- Адель, вызывают на приват. Быстро!

Приват-зал – это небольшая, темная комната, в которой играет музыка, подобранная танцовщицей. Сам танец происходит напротив заказчика, удобно расположившегося на мягком диване. Правила просты и для всех стандартны: «руками не трогать, интим не предлагать». Если же правила нарушали клиенты, то охрана просила освободить помещение и оплатить штраф. Девушки, которые за деньги решались на интим, автоматически получали клеймо легкодоступных девиц и тут же увольнялись.

У Адель был отработанный приват танец и любимое музыкальное сопровождение. Она всегда начинала танцевать спиной к воздыхающему зрителю, раздевалась догола, потом только разворачивалась лицом и заканчивала, сидя у него на коленях. В этот раз она не успела снять полностью свое белье, как мужчина ее остановил.

- Адель, ты только не пугайся, но мне не нужен приват.

- Вы кто?

- Я сейчас все объясню, только приглуши музыку.

- Охрана!

- Нет-нет, перестань! Я – Альфред Джанинни!

Адель замерла, стоя топлесс перед ним, через какое-то время выключила музыку и присела к нему на диван.

- Вы мне очень нужны, мистер Джанинни. Давайте найдем более тихое место в этом городе. Вы не торопитесь?

- Вообще-то времени у меня мало, я хочу тебе задать несколько вопросов. Я заплачу.

- Вы не поняли. Мне не нужны от вас деньги, мне надо с вами поговорить о Шахраме. Мы можем поговорить не здесь?

- Да, конечно!

- Заплатите по счету и ждите у выхода. А я пока уволюсь. Это займет ровно пару секунд.

                                                                      ***
Адель приятно было вернуться в любимый ресторан «Волконский на Печерске». Они присели за самый дальний столик, чтобы не быть у всех на виду. Хотя время было позднее, людей тянуло в это заведение на ужин при свечах. Ей казалось, что сейчас зайдет Шахрам, и они снова будут говорить об искусстве и красоте человеческой души.

- Что здесь произошло?

- Я вам все расскажу, только пообещайте, что поможете встретиться с Шахрамом.

- Рассказывайте. Помогу.

- Я достала документы Шахрама из его сейфа для вашей бывшей жены.

- Она все забрала?

- Да! Деньги я оставила, а она их забрала, обставив все так, будто я его ограбила. Под угрозой, что она меня посадит за кражу, мне пришлось уйти, пока его не было. Это все она подстроила. Но все, что он дарил, я оставила, чтобы показать нелогичность действий.

- Узнаю ее почерк.

- Вы можете передать Шахраму, что я очень сожалею? Надя сказала, что он испортил вам жизнь и сделал банкротом, а она хотела все вернуть. А я наивно поверила.

-О, Боже, это не женщина, это кобра!

- У меня есть копии документов. Я сфотографировала на телефон, на всякий случай. Может они чем помогут?

Он вскочил со стула и поцеловал ее в лоб, обхвативши голову руками.

- Ты умная, красивая! Mamma mia! Ci siamo salvati! Grazie! Grazie, bella!

- Значит, я не все испортила?

- Нет. Завтра приезжай к Шахраму и все сама ему объяснишь. Будешь свидетелем того, как проводятся финансовые махинации.

- А что ждет Надю?

- Бедность. Может, и с работой ей поможешь, ты же любишь людям помогать.

Он, подмигнув ей на прощание, добавил: «До завтра!»

                                                                      ***
Жители «Печерск Плаза» наслаждались солнечными лучами на своих террасах, словно на курорте в отеле. Утренний дождь освежил асфальтированные дороги улиц и помыл окна стеклянных небоскребов.

Адель стояла на террасе в легком платье. Она вдыхала свежий воздух так, словно впервые научилась дышать.

- Ты очень смелая! Такая же, как эта статуя «Родина мать».

Шахрам обнял ее сзади за талию, указывая пальцем вдаль.

- Мне одно непонятно, почему ты не решилась сразу все рассказать. Неужели я похож на варвара?

- Ты – нет. Эта женщина в какой-то момент мне показалась обманутой, я ей поверила, но очень зря.

- Мы с тобой многое пережили за такой короткий срок. Давай уедем путешествовать, а когда вернемся, то начнем все с самого начала? Если ты не против жить со мной в этом скромном пентхаусе с видом на смелую железную женщину с мечом.

- При одном условии.

- При каком же, мое счастье?

- Если мы с тобой отправимся достойно попрощаться кое с кем в то место, где можно украдкой есть чужие яблоки и персики.

Шахрам нахмурился.

- Ты говоришь о…

- Туда, где тебе не нужны были сандалии. Туда, где человек свободен.

Он крепко обнял ее сзади, не промолвив ни слова.


Рассказ: «Сандали Свободы»  |  Автор: ИРИНА КРАСИЛЬНИКОВА
Фото: РУСЛАН ЛОБАНОВ
Визаж: НИНА СИДОРЕНКО  |  Дизайнер: ЕЛЕНА БЕРНАДСКАЯ
Актеры: ИРИНА КРАСИЛЬНИКОВА (гл.героиня Адель), ВИТАЛИЙ АЛИЕВ (гл.герой, бизнесмен), КАТЕРИНА ЮСПИНА (мадам Джанинни), ИЛЬЯ ИВАЩЕНКО, АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ (парни в клубе), АЛЕКСАНДРА БЕРЕЗА (секретарша)
Линейный продюсер: АНАСТАСИЯ МАГОНОВА

Литературный журнал благодарит за помощь в организации съемок:
Стрип-клуб Arena Stars Cabaret  |  Ресторан «Волконский»
VOLYNETS fashion studio

Смотреть всю фотосессию